• А
  • А
  • А

ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ СИЛЬНЕЕ ЛЮБВИ? (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ, декабрь 2015 г.)

 

Новый спектакль «Жди меня. История любви: Валентина Серова и Константин Симонов» Саратовского театра оперетты, чей премьерный показ был приурочен к 100-летию со дня рождения выдающегося писателя К.Симонова, трудно уместить в рамки жанрового формата, свойственного музыкальному театру.

Ю.Алисова, художник театра, выступив на этот раз также и в роли автора литературной основы спектакля, определила его жанр как музыкальная поэтико-драматическая фантазия. Сама форма спектакля, соединившая в одно целое советскую песню 30-40-х годов прошлого столетия, русский романс, любовную лирику поэта-Симонова, драматические сцены, комментарии лиц от театра, требовала от его создателей иного подхода к созданию художественного облика спектакля, иного набора выразительных средств для раскрытия внутреннего мира героев, в корне отличающихся от тех, что характеризуют опереточный жанр.

 

Понимая это, режиссер спектакля О.Брятко сумела преодолеть подстерегающие ее опасности. Перипетии возвышенной, звенящей, испепеляющей любви двух легендарных личностей, осмысленные постановщиком как поединок длинною в жизнь женщины и мужчины, воссозданы театром с огромной любовью и уважением к прототипам героев спектакля. Счастливо избежав приблизительности в раскрытии внутреннего мира героев, их душевных метаний и смятений, режиссер искусно выводит вязь зарождения, расцвета и угасания чувства, непростых отношений женщины и мужчины, когда всё переплетено – любовь, робость, ревность, непонимание, обида, боль – словом весь клубок человеческих страстей, раскрытых свежо, с максимальной искренностью и глубоким психологизмом.

 

Несомненной удачей спектакля можно считать результат работы режиссера с молодыми исполнителями главных ролей.  Сразу две актрисы были назначены на роль Валентины Серовой. Каждая из них своим путём шла к разгадке образа героини. В исполнении О.Колчиной Валентина не роковая красавица, ловящая в свои сети мужчин, о которых могли только мечтать миллионы женщин Советского Союза. Перед нами предстаёт женщина с сильным характером и одновременно с тонкой ранимой душой, для которой важна не столько физическая близость с мужчиной, а прежде всего духовное понимание. Образ, созданный Ю.Боборыко, мягче, лиричнее. Её героиня трепетна и непосредственна. Поступками женщины двигало чувство, но Валентина в исполнении Ю.Боборыко не рафинированная барышня. Она может постоять за себя. Иногда бушующие в её душе чувства и эмоции взрываются таким фонтаном, что сразу же дают возможность оценить силу характера героини актрисы.

 

Д.Вильперт (летчик Серов) и А.Мухаметдинов (Симонов) – оба играют страстно, темпераментно, создаётся впечатление, что актеры не  играют, а живут на сцене жизнью своих героев. Отсюда – искренность и непосредственность в передаче чувств исполняемых персонажей, тонкость и точность в показе мельчайших нюансов их поведения, глубина погружения в образ.

Класс мастерства демонстрируют и ведущие артисты театра. Убедителен в роли Рокоссовского Н.Сухоручкин. Особо следует выделить виртуозное исполнение А.Горевым эпизодической роли Сталина. Герой артиста появляется на сцене лишь дважды, произносит несколько фраз, но и этого достаточно, чтобы увидеть и почувствовать в этом персонаже стальной характер властелина страны и людей.

 

Камерный характер музыкального ряда спектакля в исполнении оркестра театра (главный дирижер В.Брятко) придал  сценическому действию особую задушевность и трогающую душу интимность, а самому исполнению артистами музыкальных номеров объемность звучания.

Лексика сценографического языка спектакля (художник Ю.Алисова) обусловлена характером драматургического и музыкального материала и режиссерским осмыслением этого материала. Крайне скупой набор средств, переходящих из эпизода в эпизод, вполне достаточен, чтобы создать картинку довоенной московской вечеринки, гримерки Театра рабочей молодежи, где служила в те годы Серова, госпиталя, где выступала с концертом артистка и т.д. Достоверность сценическому действию придает мультимедийный экран, используемый в спектакле. Проецируемые на нём рукописи Симонова с любовной лирикой создают атмосферу доверия происходящему на сцене, передают аромат того времени, усиливают эмоциональное воздействие на зрителей.

 

Присутствие стихов К.Симонова из легендарного сборника «С тобой и без тебя» в спектакле требует отдельного разговора. Стихи стали не просто неотъемлемой частью сценического действия, а настоящим откровением для зрителей, в первую очередь для молодежи. Пронзительная исповедальность, обнаженная чувственность, трогательная искренность – всё это не просто удивляло, а по-настоящему завораживало, проникая в душу и сердце. Стихи, читаемые самим поэтом (А.Мухаметдинов), цементировали эпизоды спектакля, соединяя в одно нечто большое – большое, имя которому любовь. Стихи о любви к женщине, высекая в поэте такие высокие искры творчества,  открывали глубину его истерзанной души. Многие в зале, может быть, впервые понимали, какой силой обладает любовь, на какие поступки она может толкать мужчину.

Спектакль О.Брятко не дает однозначного ответа, почему иссякла любовь этих двух сильных людей. Любила ли Серова Симонова по-настоящему или только имитировала чувства? Почему испепеляющая любовь Симонова к Серовой опустошила душу поэта? Зритель, соприкоснувшись с историей любви этих знаковых для русской культуры фигур, должен сам сделать вывод. В таком деликатном вопросе, как любовь, никогда нельзя никого судить, можно только сопереживать. И зритель сопереживает.

 

Алексей Вонрог

 

Фото Тамары Минаевой

 

наверх