• А
  • А
  • А

ШИПЫ И РОЗЫ СЧАСТЬЯ (МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ, май 2016 г.)

 

      Путь к профессии сценографа для молодого художника Саратовского театра оперетты Юлии Алисовой был труден и долог. Разумеется, не было никаких роз. Путь был усыпан шипами, множеством шипов, колючих, острых в виде жизненных обстоятельств и преград. Другой бы опустил руки, отказался от мечты. Но Юлия не такая. Стремление работать в театре обнаружило в этой скромной, немногословной, хрупкой женщине, похожей на девчонку-подростка, столько внутренней силы, такую неистовость в достижении поставленной цели, такое упорство, что коллеги, со сдержанной благосклонностью наблюдавшие за первыми опытами молодого художника, не просто удивлялись, а диву давались.

 

         Она воспитывалась в обычной семье. Мама – воспитатель детского сада, отец – журналист. В детстве закончила две специализированные школы – художественную и музыкальную. Однако после одиннадцатого класса, уступив воле родителей, поступила в Саратовскую юридическую академию, выпустила готовую диссертацию, принятую к защите. И тут произошло то, что трепетало в ее душе многие годы, укоряя сердце за отступничество. Она сказала себе, если я сейчас не брошу то, чем занимаюсь сегодня, то буду глубоко несчастным человеком, обреченным всю жизнь пребывать в нелюбимом деле.

 

         Уехав в Москву, Юлия с блеском оканчивает школу керамической флористики ФЛЭР, получает квалификацию мастера по изготовлению цветов из полимерной глины. Её  оставляли преподавать в этой школе. Но она стремилась в театр.

 

         Здесь первым наставником Юлии была Елена Немчанинова, большой профессионал, отдавший театру много лет жизни. Именно она познакомила юную коллегу с азами профессии сценографа. Но Юлия понимала: ей не хватает знаний. И она снова с головой окунается в учебу. На этот раз в Высшей школе сценических искусств им. А.Райкина, в мастерской известного сценографа Зиновия Марголина, который открыл перед ней сказочно богатый и красивый мир сценографии, требующий от художника не просто знаний, умений, таланта, но и полной отдачи сил и даже самопожертвования.

 

         Формирование творческой личности Юлии Алисовой можно назвать восхождением на вершину профессионализма и мастерства с обязательным решением сценографических задач от простого к сложному. Сначала были концертные программы, работа над которыми расширила кругозор молодого художника. Одна из них называлась «Дунаевские: отец и сын. Любовь нечаянно нагрянет». Оформление двух отделений концерта сообразовывалось с характером музыки обоих авторов. Если в первом отделении мажорная, жизнеутверждающая музыка Дунаевского-отца диктовала необходимость крупных мазков сценографического оформления сцены в виде выплывающего корабля капитана Гранта, с которого навстречу зрителям по огромной лестнице спускался сам Исаак Дунаевский, то во втором отделении лирические, мягкие, почти пастельные тона музыки Максима Дунаевского определили другой подход в решении сценографической задачи. В центре сцены, словно на воде, качалась небольшая шхуна с алыми парусами, которые как живые трепетали на ветре, передавая искренность и свежесть чувств молодых героев спектакля. Таким образом подчеркивалась, с одной стороны, преемственность творчества Дунаевского-отца и Дунаевского-сына, а с другой, явственно говорило о разнице восприятия мира людьми разных эпох, непохожести творческих манер, стилистики композиторского письма.

 

         После опытов с концертами художницу начали привлекать к работе над музыкальными спектаклями для детей. Серьезным испытанием для Юлии Алисовой явилась работа над сказкой «Чиполлино» (музыка А.Ружицкого, стихи С.Копылова), где она выступила автором сценографии и костюмов. Памятуя о наставлении З.Марголина стремиться к минимализму в своей работе, художник построила оформление спектакля на использовании тканевых полотен, лаконично и ёмко воссоздающих необходимый антураж сценического действия. Декорационный рисунок отличался легкостью, простотой и в то же время сказочным изяществом. Ничто не должно отвлекать детей от переживаний героев и актерской игры. Особый восторг у юных зрителей вызывали живописные костюмы фруктово-ягодной страны, помогающие постичь внутренний мир героев, например, высокомерие Принца Лимона, коварство Синьора Помидора, ханжество Герцога Мандарина и, напротив, открытость души, смелость и честность Чиполлино и его друзей. Сказка о силе добра, о его победе над злом зарождала в детском зрителе стремление нести в жизнь добро, бороться с несправедливостью.

 

 

 

         Следующей удачной работой для Юлии явилась сказка «Новые приключения Кота в сапогах» (музыка Е.Шашина, либретто Е.Муравьева). Спектакль рождался в спорах, дискуссиях, экспериментах. Если раньше, внутренне сопротивляясь и ругая себя за то, что не может отстоять свое видение сценографической концепции спектакля, она, молча, соглашалась с точкой зрения постановщика, то на этот раз Юлия сумела убедить постановочную группу, что ее вариант художественного оформления спектакля – единственно верный и, что немаловажно в нынешней ситуации, малозатратный. Оставаясь верной выбранному стилю-минимализму, художник соорудила в центре сцены многофункциональный вращающийся квадратный каркас, который словно по мановению волшебной палочки мгновенно трансформировался то в жилище мельника, то в густой лес, то во дворец короля, то в замок людоеда. Данный художественный прием, перемещая героев в иные обстоятельства, придавал спектаклю захватывающий динамизм, мобилизовывал исполнителей мгновенно находить новые краски, новые психологические характеристики для выражения внутреннего состояния героев. Извечная тема борьбы добра и зла, победы добрых начал в человеке над носителями зла была понята и принята детским зрителем.

 

 

 

         Особая страница в творческой биографии художника – работа над военными спектаклями, поставленными в театре старейшим режиссером Д.А.Леонтьевым. В обоих случаях художница выступала союзником режиссера, что помогало создать во время репетиций атмосферу сотворчества.

 

 

 

         Сценический образ первого спектакля «Шел солдат» из проекта «Молодежи о Великой Отечественной войне: прикосновение к подвигу» был строг, почти аскетичен. Зримой метафорой спектакля являлся коллаж, составленный из портретов выпускников 1941 года и их учителей. Впервые коллаж появился на сцене во время школьного выпускного бала. Второй раз коллаж зрители видели в финале спектакля, когда большинство рамок зияли пугающей чернотой. Так возникал страшный образ войны, унесшей миллионы жизней совсем юных мальчишек и девчонок.

 

 

 

         Радостью была окрашена новая встреча художника с Д.А.Леонтьевым, когда они ставили в апреле 2015 года спектакль «Дорогами войны», посвященный 70-летию Победы. Работая над сценическим решением спектакля, Юлия Алисова поставила перед собой цель - не отступать от существующих традиций оформления спектаклей военной тематики. Сценографический образ спектакля был также строг, но вполне достаточен, чтобы передать атмосферу военного лихолетья. Пригорок, израненный разрывами бомб, маскировочные сетки, имитирующие солдатскую землянку, ящики с боеприпасами, два противотанковых «ежа», которые являлись как бы продолжением насыщенного военной символикой суперзанавеса, и голубая ширь русской реки на заднике сцены, символизирующей мощь и силу русского характера – вот скромный набор элементов сценографии, помогавший зрителям почувствовать суровое дыхание войны и одновременно проникнуться верой в скорую победу героев спектакля над врагом.

 

 

 

         Последняя по времени работа художника в театре – гусарский водевиль В.Баскина «Подлинная история поручика Ржевского». Столкновение двух героев поручика Ржевского и его мнимого друга корнета Оболенского трактуется театром (постановщик В.Шибаров) как борьба двух начал – добра (Ржевский) и зла (Оболенский). Как сценографически выразить это на сцене? По мнению и критиков, и зрителей художник нашла оптимальное решение, основанное на использовании элементов художественного стиля стимпанк. Пасторальная картинка усадьбы Ржевской – белизна берез, белый барский дом. Белые колонны. Белые качели. И вдруг, по мере того, как Оболенский искусно плетет козни, чтобы расстроить отношения Ржевского с его возлюбленной Натали, белые колонны поворачиваются к зрителю обратной стороной. И зритель видит хитросплетения острых металлических предметов, ржавых шестеренок, труб. Так режиссер с художником предупреждают зрителей, насколько опасна агрессия зла, какие разрушительные последствия таит она не только окружающим, но и для самого носителя этого зла. Такие серьезные  мысли  несет легкий по жанру и форме спектакль.

 

 

 

         Сейчас у молодого художника много работы в театре. Переходя из концерта в концерт, от спектакля к спектаклю, Ю.Алисова набирается опыта, собирает в творческую копилку крупицы удачи, которые в будущем, собравшись вместе, могут выкристаллизоваться в нечто большое – мастерство. Но до этого еще далеко. Нужно учиться, идти вперед, воспитывать уверенность в себе, получать удовольствие от результатов своего труда и никогда не сдаваться в плен собственной успокоенности. Пожелаем Юлии Алисовой на этом трудном пути удачи.

 

 

 

Алекс Вонрог

 

наверх